Выбери язык

English French German Korean

Ваши отзывы о турбазах

Cайт о Байкале

      На расстоянии 5 км южнее пади Узуры на мысе Ижимей находится священная гора Жима (1276 м). Это са­мая высокая точка острова Ольхон. Гора считается священной у местного населения. Название местности Ижимей происходит от бурятского слова эжин - «хозяин местно­сти», «владыка». Древние шаманские мифы повествуют о сыне Божественного Неба, пожелавшем обосновать­ся здесь, рядом со знаменитым ольхонским шаманом Нагре-боо. По легенде, записанной бурятским ученым М.Н. Хангаловом, гора Жима являлась главным шаман­ским святилищем острова Ольхон, на ней в старину жил царь всех шаманов - Божественный Орёл, сотворивший мно­жество ольхонских белоголовых орлов. Ольхонские пре­дания говорят, что Хан Хутэ-баабай не имел своих де­тей, он усыновил беркута-орла, который впоследствии получил шаманский дар от тэнгриев, и стал известен под именем Хан Шубу-нойон. На воспитание он был от­дан шаману правой руки Нагураю (Нагре боо), местом проживания которого была г. Жима. Все последующие ольхонские шаманы произошли от сожительства орлов с бурятами. Их удха - шаманский корень, называют «Шу-бууни ноёд». Хан Хутэ-баабай, поручив воспитание сына шаманской чете Нагре-боо, уступил им свой дворец на горе Жиме, а сам перебрался ближе к озеру Байкал.

     Известно несколько вариантов легенд, связанных с обитанием на этой вершине духа шамана. Соглас­но одной из них, после поединка между небожителями за право обладания островом Ольхон победитель удалился на священную гору мыса Ижимей, чтобы рассмотреть свои новые владения. С вершины ему открылась ве­личественная панорама: со всех сторон просматрива­лась синяя гладь озера Байкал с горами на горизонте, а вокруг горы простиралась густая зеленая тайга. Охрану сво­их владений Хан Хутэ-баабай поручил бессмертному медведю с белой полоской на шее, оставив его в пе­щере у подножия горы, который, как считается, до сих пор живет там и наказывает незваных гостей. Система запретов, табу, на посещение этой горы сохранилась с древних времен. Существует распространенное по­верье, что человека, который увидит обитель богов, ждет неминуемая смерть. Уединенная, скрытая леса­ми и неприступная для простых смертных гора Жима, господствующая над окружающей местностью, в представлении людей служила престолом могущественных духов, где находился их призрачный дворец.

     В конце XIX в. исследователь Байкала И.Д. Черский записал со слов местных жителей: «На острове Ольхон самая высокая гора на мысе Ижимей. По поверью ольхонски бурят, на ней находится громадный бессменный мер ведь в цепях. На гору Жима буряты не осмеливаютс: заходить». Сравнивая различные ольхонские мифы невольно отмечаешь противоречие - хозяин острова Ольхон; одновременно проживает в двух местах: на горе Жиме и  в  пещере  шаманской  скалы. Объяснение  этого противоречия нашлось в старинном труде К. Риттерг «Землеведение Азии» (1894 г.), который пишет: «Среди старого поколения иркутских бурят до сих пор распространяются легенды о шаманах и самых священ­ных местах Байкала. В одной легенде говорится, что «вершина Ижимея, как и Пещерный мыс, считается у бурят одним из самых священных мест Байкала, к ко­торым относится еще долина Хыр-Хушун (Рытый мыс) на северо-западном берегу озера Байкал. Между монголами, заселявшими прежде как прибрежье Байкала, так и острова Ольхон, до исповедования ламаизма, жил шаман по имени Нагре боо (боо - означает «шаман») с женою по имени Загре хаатан (хаатан - «супруга»). Шаман этот был настолько могучим, что пользовался полным ува­жением божества (жителя грома), называемого Угутэ-нойен. Вследствие чего, это божество считало даже необходимым прибегать к советам знаменитого шама­на на Ольхоне. Задумав переселить всех монголов за Байкал, Угутэ-нойен сообщил об этом шаману, кото­рый, не желая расстаться с родиной, просил оставить его на острове Ольхон.  Угутэ-нойен не только изъявил согласие на просьбу На­гре, но дал ему, вместо дворца, гору Ижимей, а в дети, которых не было у шамана, орла; сам же, с женой Унгутэ-хаатан, поселился в пещере около Малого Моря. С  тех  пор названные места Ольхона считаются священными. Если в течение данного лунного месяца умирает кто-либо из бурят Ольхона, то местные жители не могли ни проходить, ни проплывать рядом с Ижимеем и пещер­ным мысом до следующего новолуния...

    Теперь вершина Ижимея и главный шаман Нагре боо вместе называются Ойхон баабай. О мифическом предке шамана Нагре боо, видимо, мало кто знает. Когда произошло их переименование, пока трудно сказать. Хотя эта легенда была зафиксирована в XIX веке, за прошедшие с того времени сто лет сумели пе­реименовать столь именитое мифическое имя шамана и название вершины Ижимея на Шаман-скалу».

     Подобный сюжет о первоначальном поселении владыки Ольхона на горе Жима отражен и в легенде, которую вспомнил ольхонский шаман В. Хагдаев, слы­шавший её в детстве от стариков: «В давние време­на, опустившийся на землю, сын Божественного Неба, ставший владыкой Ольхона, обосновался на вершине горы Жима, подножие которой стерегла змея огром­ных размеров, подобная дракону, Абарга могой - пра­родитель и царь всех змей, и только после того, как змея ушла жить на дно Байкала небожитель оставил гору и поселился в пещере у Байкала».

     Во всех версиях мифа присутствует тема запрет­ной священной территории горы Жима, которую охраняет прикованный цепью к скале бессмертный медведь, по другой версии - гигантская змея. На вер­шине живет великий дух шамана Нагре боо, которо­му вершину даровал Хан Хутэ-баабай, на которой он жил раньше. Рядом с духом великого шамана живет Божественный Орёл сын Хан Хутэ-баабая по имени Хан Шубу-нойон, получивший первым шаманский дар - они также считаются владыками острова Ольхон. В мифах есть труднообъяснимые противоречия - сын хозяи­на острова Ольхон в образе беркута-орла получает первым шаманский дар на острове Ольхон, и при этом отдается на воспитание к уже живущему до него могучему ольхонскому шаману. Владыкой острова Ольхон одновременно именуют трех разных эжинов, проживающих к тому же в разных местах - на горе Жима и на мысе Скала-Шаманка. Может быть по шаманским представлени­ям, это естественно, но для европейского ума трудно­объяснимо - верховный владыка должен быть один, поэтому в существующей этнографической литера­туре хозяином острова Ольхон попеременно именуют то Хан Хутэ-баабая, то его сына Хан Шубу-нойона.

     Ойхона-духа великого шамана Нагре боо. В XXI веке уже вряд ли удастся разобраться во всех хитросплетениях родственных связей, почитаемых в старину на Ольхоне владык. Ольхонский шаман дает достаточно сложное объяснение - все эти владыки суть прояв­ления одного Хан Хутэ-баабая, одновременно при­сутствующего в разных местах на горе Жима и в пе­щере шаманского мыса. В настоящее время обряды жертвоприношений общебурятским божествам Хан Хутэ-баабаю, Хан Шубу-нойону и Ижимей эжину на ольхонском тайлагане проводятся последовательно и раздельно. Во многих современных публикациях эти три ольхонских божества часто путают, хотя в первоисточниках ясно указано: верховное божество - это небожитель, сын тэнгриев Хан Хутэ-баабай, его при­зрачный дворец - камень-храм Скалы-Шаманки, его сын, внук тэнгриев Хан Шубу-нойон, в образе бело­голового орла живет вместе с шаманом Нагре-боо на вершине горы Жима.

     Подходы к вершине горы Жима скрыты густым лесом, в котором трудно ориентироваться. Первобыт­ный лес настолько глухой и дикий, что с непривычки угнетает своей могильной тишиной. Под ногами ро­скошный, обильно растущий мох, осенью встреча­ются места со сплошь побагровевшей брусникой. На западном склоне острова Ольхон растет реликтовый ельник - запо­ведная священная роща, впервые описанная основа­телем хужирского музея, школьным учителем геогра­фии Н.М. Ревякиным в 1965 г. Площадь его 340 га. Плотность ельника настолько велика, что другие по­роды здесь не растут. Близ вершины Ижимея, произ­растают также отдельные кедры, которых нет в дру­гих местах острова Ольхон. Тропы на вершину нет, поэтому пешеходная экскурсия на гору утомительна. Источни­ки воды отсутствуют, её необходимо нести с собой. В зарослях леса вокруг вершины, как часовые возвы­шаются по периметру каменные останцы. Со стороны моря, с востока на гору можно подняться от берега за 2-3 часа, с запада от дороги подъём, и возвращение займет целый день. Высота горы над уровнем Байка­ла (456 м над уровнем моря) составляет 820 м. По­бывавшие на вершине туристы отмечают, что если на Хобое они ощущают прилив сил, то после подъема на гору Жиму, слабеют «будто из ваты вышла вода». В одном из буддийских преданий о горе Жима говорится следующее: «сколько ни посылал туда Гэген-бурхан воинов, гора никого не пускала. Всякий, кто отваживался  подниматься   на  эту  гору сваливался оттуда мертвым, потому что на головы непрошеных гостей с грохотом   обрушива­лись огромные  камни».  Инте­ресную особенность в поведе­ние   собак   отмечают   местные жители,   случается,   что  собак при подъеме на гору Жиму начинает часто вставать поперек тропы, преграждая собой путь хозяину наверх. Хочешь, не хо­чешь, а после таких рассказов невольно поверишь в легенды и поверья о запретной горе, где обитают духи.

     На вершине горы Жима раньше на­ ходились деревянная избушка и шалаш из сосновой коры, по­строенные, как считается, шаманами. Ольхонский краевед посетивший вершину Ижимея, свидетельствует о нахожде­нии там строения в виде чума, крытого лиственничной корой, и небольшой деревянной избушки, в которой находился столик-алтарь со следами обильных жерт­воприношений. Духа горы островитяне представляют в образе старца с длинной седой бородой. Неоднократно местные жители рассказывали, как старец, ве­роятно, дух шамана Нагре боо, или может быть один из его многочисленных горных старцев-помощников, помогал детям, заблудившимся в лесу на склонах горы Жима, выйти к жилью. Образ ижимейского старца по описанию совпадает с обликом сказочного лешего из славянских преданий, который также проживает в глухих лесных чащобах и чаще всего показывается людям дряхлым стариком. Любимая присказка лешего: «Шёл, нашёл, потерял». Сбивать людей с толку, запутывать их - обычная проделка духа. Леший развлекается заморочивая голову путникам, сбивая их с тропинки и начиная водить кругами, поэтому можно «заблудиться в трёх соснах». Существует поверье, что единственный способ рассеять морок лешего - это надеть всю одежду наизнанку, тогда путник сможет найти дорогу и выйти из лесу. Вера в реальное проживание горного старца в густом лесу Ижемея настолько велика, что эти рассказы можно услышать и по сей день.