Выбери язык

English French German Korean

Ваши отзывы о турбазах

Cайт о Байкале

    «Сокровенное сказание монголов» достаточно под­робно сообщает историю жизни Чингисхана, однако далеко не все географические названия в тексте можно точно соотнести с современными названиями на карте. Спорным является интерпретация уже первого предложения, содержащего наименование внутреннего моря Тенгис, которое татары отождествляют с Каспийским морем, буряты - с Байкалом, монголы - с небольшой рекой Тэнгэс в Дархадской котловине, расположенной западнее озера Хубсугул. В тексте нет никаких явных указаний, что под внутренним морем Тенгис следу­ет понимать озеро Байкал. Фразу «переплыв Тенгис» можно интерпретировать - от озер Каспия или Байкала, до монгольской реки Тэнгэс, а самого Чингисхана пере­водчики «Сокровенного сказания» в зависимости от политических установок представляют, или синеоким со светлыми волосами (русская версия), или с серыми глазами и с черными волосами (монгольская версия), благодаря чему история становится увлекательным за­нятием. От того, какое озеро переплывали предки Чин­гисхана, где находилась земля Баргучжин-Тукум, и куда на самом деле ходил Джучи покорять лесные народы, зависит подлинная история Сибири.

     В исторических текстах удивительно мало, практи­чески отсутствуют, упоминания об озере, похожем на Байкал. Ни в арабских, ни в монгольских источниках, ни в знаменитых летописях Рашид ад-Дина нет описа­ний сибирского озера, что очень странно, если принять на веру легенды о посещении озера Байкал Чингисханом, а его воинами острова Ольхон. На тюркском и монгольском языке «тэнгис» означает море, но местное байкаль­ское население именовало озеро всегда иначе - Ламу или  Байгаал.  Переводчик  «Сокровенного  сказания» С.А. Козин высказал две версии возможного отождест­вления наименования Тенгис, по первой версии с Ка­спием, по второй - с Байкалом. В пользу того, что под именем Тенгис подразумевается Каспий, а не Байкал свидетельствуют  именование   Каспийского  моря  во всех средневековых источниках внутренним морем. В нартском эпосе и в персидских географических текстах Каспийское  море  называлось  Хазар-тенгиз,   Черное море - Кара-тенгиз. Бурят-монголы именовали Байкал именем «Байгаал-далай» - «большой водоем». Имя собственное Тенгиз, также имеет широкое распростра­нение среди народов Кавказа. Под этим именем в при­каспийских степях известны такие именитые личности, как хунский князь, сын Атиллы - Денгизих, предводи­тель племени ойратов - Тэнгис-гургэн. У местного байкальского населения слово тенгис, наоборот, не имеет распространения.

     В «Сокровенном сказании» написано: «Предком Чингисхана был Борте-Чино, родившийся по изволению Высшего Неба. Супругой его была Гоа-Марал. Явились они, переплыв Тенгис (внутреннее море). Кочевали у истоков Онон-реки, на Бурхан-халдуне, а потомком их был Бата-Чиган». В монгольской редакции этот абзац записан иначе: «Прародитель Чингисхана, рожденный по благовению Неба, - Бортэ чоно и его жена Хоо марал - переправились через воды реки Тэнгэс, пошли и сели в окрестностях горы Бурхан-халдун, что в верхо­вьях реки Онон».

     В далеком прошлом народы, населяющие берега Байкала, каждый по-своему именовали озеро. Китай­цы в древних хрониках 110 г. до н.э. именовали его «Бэйхай» - Северное море, бурят-монголы - «Байгаал-далай» - «большой водоем», древние народы Сибири, эвенки - «Ламу» - море. Под названием «Ламу», озе­ро часто упоминается в эвенкийских преданиях, и под этим именем впервые стало известно русским казакам. Эвенкийское название озера - Ламу на первых порах было более употребительным среди русских землепро­ходцев Сибири. После выхода отряда Курбата Иванова на берег озера русские перешли на бурят-монгольское название «Байгаал» или «Байгаал-далай. При этом они лингвистически приспособили его к своему языку, заме­нив характерное для бурят «г» на более привычное для русского языка «к» - Байкал. Происхождение названия «Байкал» точно не установлено. Название Байгал впер­вые встречается в монгольской летописи первой поло­вины XVII в. «Шара туджи» («Желтая летопись»).

     В эпоху Чингисхана у монголов существовала тра­диция брать жен из местности Баргучжин-Тукум. Изна­чально земля Баргучжинская понималась историками как вся земля, примыкающая к Байкалу, а имя племени борджигины, по мнению Л.Н. Гумилева означало «синео­кие». В описании персидского историка Рашид ад-Дина Баргучжин-Тукум размещалась у самого края страны енисейских кыргызов, за Минусинской котловиной до этот счет убедительных ссылок, ряд историков считают, что Баргучжин-Тукум это Баргузин-ская долина (от «барга», на некоторых бурятских диалек­тах означает «глушь», «глухомань», «окраина») на вос­точном побережье Байкала, напротив острова Ольхон. Это достаточно спорное утверждение, так как описание в исторических текстах легендарной земли совершенно не соответствует реалиям Баргузинской долины.

     Описание страны Баргу, владения северного татар­ского князя Канчи и страны мрака, можно найти в опи­сании Марко Поло (1292 г.). Под этим названием сам Марко Поло подразумевает Барабинскую степь, рас­стилающуюся между Иртышем и Енисеем. Марко Поло, основываясь на слухах и расспросах, сообщает: «Жи­вут они как звери. Всякой дичины тут много, живут в местах диких и непроходимых, никакая лошадь не прой­дет, это страна, где много озер и ручейков, тут большой лед, трясины и грязь». Далее Марко описывает белых медведей, дорогие шубы из горностаев, собачьи упряж­ки с санями, покрытые медвежьими шкурами и другие характерные для севера Сибири детали быта. На ста­ринных картах страна Баргу помещается на самой се­верной окраине - побережье северного моря. Вряд ли эта «равнина в 40 дней пути, простирающаяся до океа­на» может быть соотнесена с современной долиной р. Баргузин на восточном берегу Байкала, шириной всего в 4-6 км, из конца в конец которой можно прое­хать всего за 3-4 дня на конях и ограниченной с севера высоким Баргузинским хребтом.

     Бурятский ученый Доржи Банзаров в XIX в. пишет: «Мусульманские и китайские летописцы упоминают об одной части Монголии, называвшейся Баргучжин-Тукум, это название можно перевести «Западная область», китайцы переводят «ущелье Ба-р-ху-чжень». Марко Поло также упоминает о равнине Баргу, ле­жащей на север от монгольской столицы Хара-Хорум и прости­рающийся до океана... Ойраты до Чингисха­на, живя в Баргучжин-Тукуме, принадлежа­ли к лесным народам. Таким образом, веро­ятно, они жили в лесах Южной Сибири».