Выбери язык

English French German Korean

Ваши отзывы о турбазах

 Красин Леонид Борисович 

     Улица Леонида Красина (Ленинский район — бывшая Гайдара. В районе есть проезд Гайдара). Переименова­на в 50-е гг. Застроена в основном деревянными домами.

     Фонды Иркутского государственного архива хранят тысячи дел политических ссыльных, смелых и отваж­ных людей, беззаветно преданных своим идеям. Наш рассказ о верном сыне партии и народа Леониде Бо­рисовиче Красине.

     «Он возбуждал к себе в людях настолько глубокую симпатию,— восторженно писал о нем М. Горький,— что иногда она принимала характер романтический. Я знаю, что по его слову люди благодарно и весело шли на самые рискованные предприятия... все, кого я знал и кто знал Красина, говорили о нем, как о чело­веке, почти легендарном».

     ...В Иркутском архиве, в фонде Государственного департамента полиции хранится дело N2085. Оно до­вольно объемистое и, несмотря на свою почти вековую давность, хорошо сохранилось. Читаем: «Дело иркут­ского полицмейстера о сыне надворного советника Леониде Красине. Начало 19 мая 1895 года». Первый лист написан, как, впрочем, и другие документы, от руки на бланке Воронежского городского полицейско­го управления.

     В нем говорится, что унтер-офицер запаса армии Леонид Красин обвиняется в государственном прес­туплении. «Государь император, по высочайшему док­ладу министра юстиции, соблаговолил исключить Кра­сина из числа запаса армии, подвергнуть одиночному тюремному заключению, а затем сослать на три года под гласный надзор полиции в один из северо-восточ­ных уездов Вологодской губернии».

     После окончания срока тюремного заключения в Воронеже Красин с разрешения министра внутренних дел выехал за свой счет в административную ссылку в Иркутск, куда незадолго до этого приехали его родители.

     На первой странице дела Красина есть резолюция иркутского полицмейстера: «Донести, а смотрителю сообщить». Такова типичная для царского режима сис­тема: политические ссыльные и так называемые не благонадежные лица находились под постоянным наблюдением недремлющего ока жандармерии и поли­ции. Все дело Красина состоит из одних донесений приставов полицеймейстера и агентов. В Иркутске за каждым шагом Красина следили. А он, профессиональнын революционер, опытный пропагандист и искусный конспиратор, уже сумел создать здесь автори­тетную группу марксистов из ссыльных, рабочей и учащейся молодежи, занял в ней главенствующую роль и первый развернул борьбу с народничеством.

     Л. Б. Красин проживал с родителями в доме сибиряковского приюта на углу улиц Луговой и Мыльниковской. Его отец, Борис Иванович, был смотрителем (директором) этого приюта.

     Но вернемся на несколько лет назад и проследим, как А. Красин пришел к марксизму.

     Л. Б. Красин родился в 1870 году в Кургане, в семье мелкого чиновника. Еще в детстве ему пришлось встре­чаться с ссыльными революционерами — частыми гос­тями его отца. Родители Леонида были людьми пере­довых взглядов, увлекались искусством. Убеждения детей сформировались под их влиянием. Леонид с бра­том Германом учились в Тюменском реальном учили­ще, а затем в Петербургском технологическом инс­титуте.

     Но жизнь не баловала Красиных. Большая семья, постоянные материальные лишения. А тут еще не­счастье обрушилось на семью. Взяточники оклеветали отца, и его выслали в Сибирь, в Иркутск. Все попытки Леонида вернуть доброе имя родителей разбились о стену казенного равнодушия.

     В 80-е годы после убийства Александра II и разгро­ма революционных народников в России наступила ре­акция. Но Россия уже вступила на путь капиталисти­ческого развития. Прокладывались железные дороги, строились фабрики, заводы. Пролетариат все громче заявлял о своем существовании. Появились и первые марксистские группы Федосеева, Бруснева, Благоева и другие. Леонид Красин активно включается в общественную жизнь, изучает произведения Адама Смита, Сен-Симона, Герцена, Добролюбова, Писарева, Черны­шевского. Молодежь стремится понять причины бед­ствия народа. На все свои вопросы молодой Красин находит ответы в «Капитале» К. Маркса. Это и опре­делило его будущее.

     За участие в студенческих волнениях братьев Кра­синых несколько раз арестовывали и высылали из сто­лицы. Но по возвращении они продолжали свою дея­тельность. Вскоре Леонид вошел в один из первых марксистских кружков М. И. Бруснева, ставивших целью готовить кадры революционеров из рабочих. К этому времени он стал убежденным марксистом, прекрасно знал литературу по социализму и с большим искусством проводил занятия в рабочих кружках. Г. М. Кржижановский вспоминал: «Леонид Борисович уже и тогда был не только лидером революционного студенчества, но был определенно одним из главарей того подпольного революционного марксизма, видев­шего центр тяжести революционной борьбы не в сту­денческих движениях, а в движении пролетарских масс, который тогда только лишь начал формироваться в северной столице».

    Рабочие ценили и уважали Красина, которого знали как Никитича. Потом партийными кличками его были Винтер, Зимин, Иогансен, Николаев.

     В 1891 году Красина снова арестовали по делу Бруснева. Он сидел в тюрьме в Москве, затем жил под над­зором полиции в Нижнем Новгороде, Туле, Воронеже. Поступил вольноопределяющимся в армию, решив использовать свое неопределенное положение для от­бывания воинской повинности. И всюду, где бы он ни побывал, создавал марксистские кружки, неистово спо­рил с народниками о судьбах капитализма в России.

    1 января 1895 года Николай II утвердил свой первый политический приговор — по делу брусневцев. Красин был заточен в Воронежскую тюрьму...

     Ко времени приезда Красина в Иркутск ссыльные и местные народники пользовались здесь еще значи­тельным влиянием среди либерально настроенной ин­теллигенции, которая группировалась вокруг газеты «Восточное обозрение». Среди народников были такие авторитеты, как М. Натансон. С. Ковалик, Д. Любовец. Красин очень скоро создал вокруг себя группу марк­систов, в которую вошли Ромм, Шилингер, Цукасова, а позднее М. Лядов и ф. Кон. Авторитет и влияние этой группы росли. Красин был прекрасным оратором и блестящим полемистом. Он стал первым пропаган­дистом марксизма в Иркутске, его выступления поль­зовались большой популярностью. Даже идейные про­тивники относились к Красину с величайшим уваже­нием за его острый ум и большую эрудицию.

     Марксисты и народники спорили по самому жгу­чему вопросу современности: быть или не быть капи­тализму в России, в том числе и в Сибири, а следова­тельно, о пролетариате и его роли в революционном движении. В одном из номеров газеты «Восточное обо­зрение» за 1896 год появилась статья редактора Попо­ва о перспективах экономического развития Сибири. Автор в ней утверждал, что в Сибири нет условий для развития капитализма, и делал ставку на мелкое крестьянское хозяйство. Оно якобы является главным носителем прогресса. Попов возлагал надежды на сот­рудничество «правительства и общества». Такие взгля­ды были характерны для либерального народничества.

     Марксистам нужно было показать несостоятель­ность подобных утверждений. Редакция опубликовала в трех номерах газеты статью Красина «Судьбы капитализма в Сибири». Эпиграфом к статье были сло­ва: «Не плакать, не смеяться, а понимать», то есть понимать ход истории с позиции научного коммуниз­ма. Используя большой фактический материал, опи­раясь на марксистскую методологию, Красин доказал, что капитализм в Сибири, как и во всей России, давно развивается и в промышленности, и в сельском хо­зяйстве.

     Статья Красина была первым опытом марксисткого подхода к анализу экономического развития Сиби­ри в конце XIX века. Удар, нанесенный Красиным на­родникам, был точен и попал в цель. Как писал впоследствии польский революционер Ф. Кон, Леонид Кра­син стал «первым сеятелем марксизма».

     Л. Красин уже несколько месяцев жил в Иркутске, сотрудничал в газетах, выступал на диспутах, встре­чался в пересыльной тюрьме с вновь прибывшими по­литическими ссыльными, имел огромный авторитет у передовой общественности. И когда Красин обретался с просьбой поступить на строительство Сибирской же­лезной дороги, департамент полиции отказал ему в ра­боте, как политически неблагонадежному.

     Только через год по ходатайству брата Германа, ко­торый стал инженером, ввиду крайне тяжелого мате­риального положения семьи, Л. Красину разрешили работать изыскателем на строительстве Кругобайкаль­ской железной дороги. Вначале он работал техником, потом инженером. Любовь к технике, которая прояви­лась у Красина с детства, помогла ему стать хорошим специалистом.

     Служба на строительстве дороги привела к сокра­щению на один год срока его ссылки. Но во въезде в столицу Красину отказали, и он продолжил учебу в Харьковском технологическом институте. Учеба Лео­ниду Борисовичу давалась легко. Поэтому он стал при­езжать в институт только на сессии, а в остальное время участвовал в изысканиях на строительстве же­лезных дорог. Работал Красин и на Байкале — летом 1899 года был там начальником изыскательского уча­стка Мысовая — Переемная.

     В 1900 году Красин окончил институт и по пригла­шению друзей уехал на строительство электростанции близ Баку, тем самым ускользнув от надзора полиции на целых четыре года. Здесь началась его блестящая инженерная деятельность и не менее значительная опасная революционная работа в качестве одного из активнейших агентов ленинской газеты «Искра». К этой

работе его привлек В. И. Ленин, с которым он встре­тился в Уфе в июле 1900 года по пути из Иркутска в Баку.

     Официальному Баку он был известен как талант­ливый главный инженер Красин. И в то же время не­большой группе марксистов — как тонкий конспира­тор, революционер, агент ленинской «Искры» «Ни­китич».

     Самые неожиданные источники средств для партии отыскивал этот решительный и смелый до дерзости человек. Вот один из примеров. Выдающаяся актриса Вера Комиссаржевская, чей талант ценило русское демократическое общество, в 1902 году приехала на гаст­роли в Баку. Однажды к ней в артистическую зашел незнакомый господин в элегантном светлом костюме. Это был Л. Б. Красин. Представившись, просто спро­сил «Вы революционерка?» Вера Федоровна от неожи­данности растерялась, ничего не ответила. Только го­ловой кивнула. «В таком случае у нас к вам просьба - выступление на концерте, который мы специально орга­низуем для вас... Закрытый, только для избранной публики. Билеты — по пятьдесят рублей. Жандармский полковник — ваш поклонник, у него огромная кварти­ра, там и устроим концерт...»

      Комиссаржевская вспоминает: «Успех был полный. Я пела, читала, даже танцевала тарантеллу. В антракте мне поднесли букет... из сторублевок. Леонид Борисович, веселый, во фраке, понюхал букет, смеется: «Хорошо пахнет». И мне на ухо: «Типографской краской пахнет!» После концерта у меня в уборной — вся мест­ная знать. Распорядитель вечера подносит мне на блю­де выручку с концерта — несколько тысяч. Деньги перевязаны розовой ленточкой с бантом... Через несколько дней Леонид Борисович уехал с ними за границу покупать типографию. Я ему говорю: «Вы бы мне розовую ленточку оставили на память!» - - Смеется: «и так не забудете!».

     В Баку была организована нелегальная типография «Нина», где печаталась с  матриц, присылаемых из-за границы, «Искра» и рассылалась по другим городам России. Только за два неполных года в этой типогра­фии, кроме «Искры», было отпечатано 40 наименова­ний других газет, листовок, прокламаций общим ти­ражом около 45 тысяч экземпляров. В типографии «Ни­на» вышла и принятая в 1903 году на II съезде РСДРП первая программа партии. Сейчас в Баку, на Искров­ской улице, 102 (последнее, третье по счету помеще­ние, где располагалась «Нина»), находится дом-музей тютографии «Нина». В 1988 г. он отметил свое 50-ле­тие.

     В годы революционного подъема и первой русской революции большевик Л. Красин был ближайшим по­мощником и соратником В. И. Ленина. Вскоре после II съезда РСДРП его кооптировали в состав Централь­ного Комитета, а на III съезде Красину поручили, как члену ЦК, организацию вооруженных сил — боевых дружин; назначили главным казначеем партии. С эти­ми задачами Л. Красин блестяще справплся. В. И. Ле­нин на заседании ЦК РСДРП 11 мая 1905 года назвал его «ответственным техником, финансистом и транс­портером» партии. Красин был и организатором из­вестной подпольной большевистской типографии на Лесной улице в Москве.

     Расположение В. И. Ленина к Л. Б. Красину под­черкивал Г. М. Кржижановский: «Владимир Ильич вы­соко ценил многостороннюю красочную талантливость Леонида Борисовича, его кипучую энергию, его воле­вую самособранность, его особую работоспособность и, наконец, его всегдашний отклик на зов пролетар­ской борьбы».

     С особой силой организаторские способности Л. Б. Красина проявились после Октябрьской социа­листической революции. Он чрезвычайный комиссар по снабжению Красной Армии, потом нарком торговли и промышленности, член Совета обороны, нарком путей сообщения и член Реввоенсовета Республики, нарком внешней торговли. Леонид Борисович Красин являлся и талантливым дипломатом.

     В 1920 году он приехал в Лондон как официальное лицо для переговоров с английским правительством. 16 марта 1921 года Л. Б. Красин подписал торговое сог­лашение между Советской Россией и Британией. Это был первый решающий прорыв в экономической и по­литической блокаде молодого Советского государства. В тот же месяц Красин был назначен полномочным представителем РСФСР в Великобритании. Одновре­менно он оставался наркомом внешней торговля. Участвовал в работе Генуэсской и Гаагской междуна­родных конференций.

     В ноябре 1924 года Красин стал первым Чрезвычай­ным послом СССР по Франции.

     Умер Л. Б. Красин в ноябре 1926 года на посту со­ветского Чрезвычайного посла в Великобритании. Урна с его прахом замурована в Кремлевской стене. В Кур­гане ему установлен памятник.