Выбери язык

English French German Korean

Ваши отзывы о турбазах

Лазо Сергей Георгиевич

     Улица Сергея Лазо (Ленинский район) - в прошлом Мо­настырская. По-новому названа 5 ноября 1920 г. Застро­ена в основном деревянными домами.

     Живут в памяти людей герои, имена которых бессмерт­ны. Таким народным героем, пламенным революцио­нером является Сергей Георгиевич Лазо. Его знает и помнит вся Сибирь, весь Дальний Восток, трудящиеся всего Советского Союза, о нем сложены легенды, пес­ни, написаны книги, сняты кинофильмы. Это о нем, Сергее Лазо, сказал В. Маяковский в своей поэме «Вла­димир Ильич Ленин»:

В паровозных топках

               сжигали нас японцы,

Рог заливали свинцом и оловом.

 - Отрекитесь! — ревели,

             но из горящих глоток

Лишь три слова:

               - Да здравствует коммунизм!

    ...Декабрь 1917 года. Трескучий сорокаградусный мороз. Холодный ветер дует с Ангары. На улицах Ир­кутска идут бои красногвардейских и солдатских от­рядов Советов с контрреволюционерами-мятежниками.

     Бои в Иркутске начались 8 декабря, а уже на сле­дующий день на помощь Советам стали прибывать от­ряды рабочих из Черемхова, Канска, Ачинска, Слюдянки. 10 декабря из Красноярска приехал отряд во главе с Сергеем Лазо. На вокзале он написал письмо матери и брату:

     «Дорогие мои! Милая мама и милый мой Степа. Пи­шу десятого декабря утром со станции Иркутск, куда я только что приехал. В городе бой, один за другим время от времени громыхают артиллерийские выстрелы. Сей­час иду в девятый полк и, конечно, сразу попаду на работу, тем более, что меня здесь немного знают. Ду­мал написать тебе отсюда открытку, но боюсь до поры до времени тебя беспокоить, пересылаю это письмо в надежные руки в Красноярск, оттуда тебе перешлют, если что случится... С вещами я уже распорядился. Все личные бумаги, дневники и т. п. перешлю вам по почте. Я их всецело посвящаю Степе... Думаю, Степа, ты так же будешь революционером, как и твой брат. Крепко целую. Сер­гей Лазо. 10 декабря 1917 года. Иркутск».

     Группа партийных, советских работников и неболь­шой отряд красногвардейцев уже несколько дней му­жественно выдерживали осаду юнкеров и офицеров в Белом доме.

     Сергей Лазо с отрядом решил пробиться им на по­мощь. Для этого нужно было пройти Тихвинскую пло­щадь (ныне площадь имени Кирова). Но с колокольни церкви ее простреливали вражеские пулеметные оче­реди. Лазо решил внезапным броском добраться до мертвого пространства, куда огонь пулеметов не дос­тавал. Красногвардейцы ползком, прячась за выступа­ми домов, пробирались к краю площади. Выбрав мо­мент, Лазо с группой бойцов добежал до церковной ограды и гранатами забросал окна и двери церкви.

     Меткими выстрелами были сняты и пулеметчики. По набережной Ангары отряд двинулся к Белому дому. Несколько часов длился бой с юнкерами и офицерами.

     ...Девять дней на улицах города шли ожесточенные бои. Власть Советов была восстановлена. В боях с контрреволюцией раскрылись организаторские способ­ности молодого Сергея Лазо. Он стал военным комен­дантом города с правами начальника гарнизона, членом Военно-революционного комитета, а также членом Си­бирского военного комиссариата.

     С Лазо быстро перестраивает и налаживает жизнь гарнизона, распускает юнкерские и военное училища.

     Ему приходилось вести дипломатические перегово­ры и с консулами иностранных держав. (В Иркутске было 7 консульств.) Все они открыто помогали контр­революции, нередко прятали офицеров в помещениях консульств. С. Лазо разговаривал с ними без перевод­чиков (знал французский, немецкий и итальянский языки).

     В то же время он принимал деятельное участие и в работе Советов. Выступил на уездном съезде крестьян­ских депутатов, который провозгласил Советскую власть в селах, призвал крестьян всемерно поддержать Советскую власть — власть всего народа.

     С.Лазо много работал в те первые мирные дни Со­ветской власти. Он писал матери в конце декабря 1917 года: «...Мы видим наряду со старым, которое рушится безвозвратно, мощные ростки новой жизни... Советы, и они одни, могут дать выход из положения... Вопрос решается не спорами, а классовой борьбой... Не уда­рило мне в голову и вино нового положения, я живу скромно, чем когда бы то ни было, живу в общежитии Центросибири, и сегодня первый день с 4 декабря, когда я смогу лечь раздетым. Жизнь строится, новая жизнь, и строится как-то иначе, чем ее направляло течение вещей, и ближе к тем задушевным мечтам, которые носил с раннего детства».

     Как рядовые революции, так и руководители Цент­росибири ценили и уважали С. Лазо за его незауряд­ный ум, революционную убежденность, храбрость и скромность. Он был образованным человеком, хорошо знал классиков русской литературы и мыслителей, го­ворил немного, ясно формулировал мысли. Отличный математик, прекрасный шахматист, С. Лазо обладал и литературными способностями.

     ...Сергей Лазо родился в 1894 году в Молдавии в обеспеченной семье с демократическими традициями. С юношеских лет живо интересовался революционны­ми событиями. Сережу увлекали герои первой русской революции, подвиги Г. Котовского. В 1912 году Сергей поступил в столичный технологический институт, че­рез два года перевелся в Московский университет, на математический факультет. Вошел в революционный студенческий кружок, там познакомился с марксист­ской литературой, понял пагубность империалистичес­кой войны. А еще через два года его призвали в ар­мию и отправили в Алексеевское военное училище. После окончания учебы Лазо был направлен в Крас­ноярск, где его назначили командиром роты в 15-й Сибирский запасной пехотный полк. В сибирском го­роде Лазо встретился с политическими ссыльными и включился в революционную работу среди солдат.

     Свершилась февральская революция. С. Лазо стал членом полкового комитета, его избирали в Краснояр­ский Совет рабочих и солдатских депутатов, он ста­новится руководителем военной секции. В июне 1917 года Сергей Георгиевич участвовал в работе I Всерос­сийского съезда Советов. Огромное впечатление произвело на него выступление вождя революции В. И. Ле­нина о неизбежном переходе власти Советам.

     Вместе с красноярскими коммунистами Лазо участ­вовал в работе I съезда Советов Сибири, который при­нял резолюцию о переходе власти в руки Советов. В то время он, еще находясь под влиянием буржуазной идеологии, примыкал к «левым» эсерам. Но в прак­тической работе шел под лозунгами большевиков. Весть о пролетарской революции в Питере застала де­легатов в Иркутске. Лазо спешит в Красноярск. По поручению большевистского Красноярского Совета Сергей Лазо во главе воинских частей в ночь с 28 на 29 октября занимает все правительственные здания в Красноярске и водружает на них Красные флаги. А по­том во главе красногвардейских отрядов идет на помощь иркутским большевикам.

     ...В тяжелых боях с внешними и внутренними врагами создавалась и укреплялась Советская власть в стране. Атаман Семенов, организовав белогвардейскую банду, уже в январе 1918 года стал продвигаться со стороны Маньчжурии по направлению к Чите. В За­байкалье возник Даурский фронт. Центросибирь, членом которой С. Лазо стал на II съезде Советов Сибири, назначила его комиссаром по военным делам, командующим фронтом, и предоставила ему чрезвычайные полномочия. Главный железнодорожный комитет За­байкальской железной дороги в свою очередь назначил С. Лазо чрезвычайным комиссаром дороги по борь­бе с контрреволюцией. Его распоряжения должны бы­ли немедленно и в полной точности исполняться всеми без исключения служащими и рабочими дороги. Здесь и выявилось дарование Лазо как прекрасного органи­затора и полководца. За короткий срок из рабочих, сол­датских и казачьих отрядов он создал боеспособную армию в 13 с лишним тысяч человек.

     В Забайкалье завязались упорные и кровопролит­ные бои.

     ...Врагам до Читы оставался один переход. Если бы им удалось взять Читу, оказались бы отрезанными весь Дальний Восток и Приморье. Семеновцы укрепились на правом берегу. Взорвали мост — единственную пе­реправу через быструю, норовистую речку. Они были уверены, что сумеют здесь отсидеться, собраться с си­лами. Но Лазо не дал им ни минуты передышки. Крас­ная конница ночью вышла в тыл врага. К утру сельцо Кулинда,  где расположился штаб и опорный пункт бе­лых, было взято красными... К лету 1918 года белогвар­дейские банды Семенова были разбиты. Остатки их бежали за границу.

     После некоторой передышки для Советов Сибири снова наступили тяжелые дни. Белочехи, подстрекае­мые империалистами и внутренней контрреволюцией, подняли мятеж. Лазо был направлен командующим на Забайкальский фронт сдерживать наступление вра­га. Но силы были неравными. 28 августа 1918 года на станции Урульга конференция партийных, советских и военных работников решила перейти к партизанской борьбе. На этой конференции С. Лазо официально был принят в партию большевиков.

     Сергей Лазо с женой Ольгой (она была комисса­ром Аргунского полка и несла всю тяжесть военного быта наравне с мужчинами) и группой коммунистов пробрались во Владивосток. В это время там хозяйничали интервенты и белогвардейцы.  Во Владивостоке коммунисты создали подпольный комитет. Вскоре Ла­зо возглавил все партизанские силы Приморья. В конце 1919 года заведующий военным отделом Крайкома пар­тии большевиков Сергей Лазо был утвержден началь­ником военно-революционного штаба по подготовке к проведению восстания.

     Восстание во Владивостоке свершилось в ночь на 31 января 1920 года. Власть белогвардейцев была сверг­нута. С. Лазо назначен членом Революционного воен­ного Совета, он вошел в состав Дальбюро РКП(б), при­ступил к формированию регулярных советских частей. Интервенты покинули Дальний Восток. Не торопились только японцы. 1 апреля с ними начались мирные пе­реговоры по урегулированию спорных вопросов. Но в ночь с 4 на 5 апреля японцы коварно и внезапно на­пали на революционные части. Они схватили членов Военного Совета - С. Лазо, А. Луцкого и В. Сибирцева, тайно увезли их на станцию Муравьево-Амурская и при участии белогвардейцев после пыток сожгли их в паровозной топке.

     На Приморском берегу во Владивостоке стоит мо­нументальный памятник С. Лазо. На постаменте над­пись: «За эту русскую землю, на которой я сейчас стою, мы умрем, но не отдадим ее никому».